Почему мы должны отказаться от термина “кража невест”

Thompson Reuters Foundation сняли простой и прекрасный сюжет об Аиде Касымалиевой. Аида – известная журналистка и самая молодая женщина-депутат кыргызского парламента, в котором, если не ошибаюсь, из 120 депутатов только 20 – женщины.

Будучи журналисткой, Аида много освещала проблемы положения женщин в Кыргызстане: бедность, миграция, домашнее насилие, ранние и принудительные браки, похищения невест, и здорово, что она продолжает поднимать эти темы и в парламенте, как бы сложно это ни было в ее миноритарной позиции.

Иностранцы часто спрашивают меня про bride kidnapping – кыргызскую традицию, которая известнее, чем сам Кыргызстан – и делают круглые глаза “Какое варварство!”

Я отвечаю, что это не традиция. Мне не стыдно, что моя страна известна похищением девушек для насильного вступления в брак. Наоборот, говорить об этой проблеме нужно и важно, как можно больше.

Но мне хотелось бы, чтобы мы отказались от терминов “кража невест” и “похищение невест” и перестали говорить об этой практике, как об одном преступлении, а не совокупности.

Во-первых, невеста по определению – это женщина, вступающая в брак. Всякая женщина детородного и брачного возраста не может считаться невестой по умолчанию. То есть на момент похищения она не является невестой, потому что не планирует выходить замуж.

Во-вторых, есть скотокрадство и кража имущества, а людей похищают и лишают свободы.

В-третьих, создав отдельный термин мы свели совокупность преступлений – похищение человека, насильственное удержание, принуждение к браку против воли, изнасилование – в одно.

Сегодня в Уголовном кодексе КР есть отдельная статья.

Статья 155. Принуждение женщины к вступлению в брак, похищение женщины для вступления в брак или воспрепятствование вступлению в брак. 

(1) Принуждение женщины к вступлению в брак или продолжению брачного сожительства, а равно воспрепятствование женщине вступлению в брак – наказываются штрафом в размере от ста до двухсот расчетных показателей либо ограничением свободы на срок до трех лет.
(2) Похищение женщины для вступления в брак вопреки ее воле
– наказывается лишением свободы на срок от пяти до семи лет.

Я не юрист, и, может быть, юристы объяснят мне. Но я не понимаю эту статью, потому что не вижу, каким образом похищение женщины неважно с какой целью отличается от похищения человека, которое наказывается по статье 123 УК КР сроком на 5-10 лет, если совершено группой лиц по предварительному сговору.

Статья 123. Похищение человека

(1) Похищение лица помимо его воли, сопровождаемое перемещением с места его постоянного или временного пребывания с последующим удержанием в месте, отличном от его местопребывания, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 227 (Захват заложников) настоящего Кодекса, совершенное путем захвата, обмана либо иным способом или с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.
(2) То же деяние, совершенное:
1) группой лиц по предварительному сговору;
2) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;
3) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
4) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
5) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
6) в отношении двух или более лиц;
7) из корыстных побуждений,
наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

Из статьи понятно, что только беременная женщина – человек. “Заведомо несовершеннолетняя девочка” похищенная в 16-17 лет для противозаконного религиозного брака – не человек. Для нее есть отдельная статья 155-1 – о нарушении брачного возраста.

Статья 155-1. Нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов.

Родители (лица, их заменяющие) лица, в отношении которого совершен религиозный обряд по бракосочетанию, лицо, совершившее религиозный обряд по бракосочетанию, а равно совершеннолетнее лицо, в отношении которого был совершен религиозный обряд по бракосочетанию с несовершеннолетним, с нарушением законодательства о брачном возрасте –
наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

Причина, почему “похищение невест” было вынесено в отдельную статью только одна – пол (женщина) и цель (брак). Но по такой же логике можно было бы вынести в отдельную статью “Похищение мужчины с целью вымогательства денег”. Если похитили мужчину и изнасиловали его, по каким статьям проходит это дело?

Статья 155 кажется мне субъективной и зависящей от двух важных обстоятельств: заявления потерпевшей стороны и доказательства, что было принуждение. Она не включает наказания за изнасилование. Она не включает наказания за похищение для вступления в брак и изнасилование несовершеннолетних девочек.

Статья 129. Изнасилование
(1) Изнасилование, то есть половое сношение, совершенное вопреки желанию и воли потерпевшей с применением психического и физического насилия, угрозы их применения к потерпевшей или к другим лицам, а равно с использованием беспомощного состояния потерпевшей,
-наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Статья 155 не дает определение принуждения к вступлению в брак. И доказать его сложно, потому что единственные свидетели – это родственники виновного, они же и соучастники.

Если девушка согласилась на брак под давлением, а ее семья решает забрать ее, считается ли это “воспрепятствованием вступлению в брак”, тоже уголовно наказуемым?

Мне кажется, что статья была создана для того, чтобы снизить ответственность мужчин, потому что уголовное дело по совокупности преступлений подразумевает более серьезный срок.

Фильм Аиды Касымалиевой “Ранние журавли” о ранних браках и похищении несовершеннолетних девушек для брака

Причин, почему ала-качуу до сих пор остается одной из самых трудно регистрируемых для статистики проблем и вообще до сих пор существует, несколько.

Это сексизм системы правоохранительных органов, которая в большинстве состоит из мужчин.

Это селективность законодательства. Похищение женщины любого возраста с целью принуждения ее к браку – это совокупность преступлений против человека. Похищение, давление и изнасилование – только верхушка айсберга. Еще глубже – причинение вреда здоровью, лишение права на учебу, лишение права на гарантии в случае развода, риск домашнего насилия, лишение возможности на достойную жизнь.

И наконец, это отсутствие правосудия и безнаказанность. Статья 155 есть, но много ли похитителей-насильников попадают под суд?

Если бы женихов-похитителей-насильников судили с одинаковым подходом, как судят убийц и педофилов, то желающих украсть себе жену было бы меньше.

А пока, на утопающих лежит ответственность не только за свою безопасность, но и за собственное спасение и попытки привлечь к ответственности виновных в крушении корабля.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s