Говоря про войну в Украине

img_0368

Перевод моего op-ed для Kyiv Post.

Пропагандисты прекрасно знают, что словом можно убить, но необдуманное или неверно использованное слово, даже из уст самого добропорядочного журналиста, тоже может стоить жизней. Например, войну России против Украины часто называют “гражданской войной в Украине”.

Это не гражданская война. Это война, искусственно созданная Кремлем, наподобие тех, что Россия развязывала в других соседних странах после распада Советского Союза.

Называть войну на Донбассе гражданской значит игнорировать тот факт, что Россия – это страна-агрессор и активный участник войны. И это именно то, чего хочет Кремль.

Называть войну на Донбассе гражданской значит содействовать ее продолжению и оправдывать убийство еще большего числа украинцев, чем 10 тысяч тех, кто уже погиб.

Спустя три года после начала конфликта, международных СМИ по-прежнему неверно освещают его, как гражданскую войну между украинскими силами и какими-то пророссийскими сепаратистами.

Вот пара примеров, опубликованных только в январе.

“… в 2014 году, в разгар гражданской войны в Украине… В последние несколько лет Россия умудрилась вовлечься в две войны, в Украине и Сирии…” – из статьи Джошуа Китинга “How Vladimir Putin engineered Russia’s return to global power” для Slate от 2.01.2017.

“… в Украину, чтобы сражаться против пророссийских повстанцев в гражданской войне…” – из статьи Джо Лихи “Brazil neo-Nazi claim challenges myth of nation’s racial harmony” для Financial Times от 10.01.2017.

Это типичная ошибка даже тех уважаемых СМИ, которые активно пишут о наступившей эре “пост-правды”.

Например, многие журналисты увидели зловещее пророчество в книгах Джорджа Оруэлла после того, как советник президента США Дональда Трампа, Келлиэнн Конвэй, назвала откровенную ложь в словах пресс-секретаря Белого Дома Шона Спайсера о размере аудитории, присутствовашей на инаугурации Трампа, “альтернативными фактами”.

Литературный критик New York Times Мичико Каутани 26.01.2017 написала развернутое эссе, почему книга Оруэлла “1984” обязательна к прочтению в 2017 году, описывая оруэллианскую мрачную реальность, в которой грань между правдой и ложью стирается тоталитарной машиной пропаганды, и язык становится одним из основных инструментов для манипуляции.

Спустя несколько дней, 1.02.2017, во время обстрела города Авдиевки в Донецкой области, когда тысячи людей в -17 С остались без электричества, воды и отопления, тот же New York Times публикует статью московского корреспондента Эндрю Крамера под заголовком “”Гражданская война в Украине разгорается с новой силой, в то время как США ожидает оттепели в отношениях с Россией”.

И снова та метафора, которая постоянно используется российскими пропагандистскими СМИ типа RT и Спутник.

Хотя New York Times позже изменил “гражданскую войну” в заголовке на “бои”, статья разлетелась по интернету, и оригинал до сих пор можно найти на других сайтах.

Оруэлл в своем эссе 1946 года “Политика и английский язык” писал, что “язык может исказить мысль” и призывал к простоте и ясности письменной речи во избежание манипуляции языком в политических интересах.

Фразы как “гражданская война в Украине” или “пророссийские повстанцы” – это политический язык, который, как мудро отметил Оруэлл, создан для того, чтобы ложь звучала правдивой, а убийство – порядочным.

Когда мы используем такие фразы, мы будто убираем Россию из повествования и представляем вооруженный конфликт как исключительно внутренний кризис одной страны, где какие-то сепаратистские группы изъявили желание присоединиться к другому государству.

Когда мы используем такие фразы, мы будто забываем, что Россия полностью ответственна за оккупацию украинских территорий не только на Донбассе, но и в Крыму, и отказывается выполнять условия мирного соглашения, которое подписала ранее.

В ноябре прошлого года, Международный уголовный суд в Гааге признал бои в восточной Украине международным вооруженным конфликтом между Россией и Украиной. НАТО тоже признала, что российские власти намеренно дестабилизируют ситуацию в восточной Украине, снабжая бойцов оружием и командованием.

В восточной Украине нет никаких независимых сепаратистских движений, как нет “проукраинских сил” или “пророссийского сопротивления”. Есть украинская армия, которая сражается за Украину и защищает украинский народ от вторжения России. Говорить по-другому значит искажать правду.

И дело не просто в семантике. Дело в уважении к тем 10 тысячам украинцев, которые погибли в этой войне. Мы не можем вернуть их в жизни, но мы как минимум можем достоверно говорить, почему их больше нет в живых и кто в ответе за их смерть.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s